А из нашего окна… гора навозная видна

Аватар пользователя Александр

или О том, почему поссорились ближайшие соседи из поселка Верх-Падунский Михаил Акимович и Евгений Александрович.

Уже не ходят кони к водопою

Но узнали мы об их ссоре от третьего лица. А от именно помощника депутата Государственной думы Альбины Владимировны Авдеевой. Она-то и привезла в редакцию письмо-обращение с просьбой помочь навести санитарный порядок на улице Школьной. А к Альбине Владимировне, в свою очередь, обращались супруги Михаил Акимович и Нина Кузьминична с жалобой на своего соседа Евгения Александровича. За десять лет, как Евгений занялся разведением коней и крупнорогатого скота, он не удосужился вывозить навоз. Кроме того, вся территория захламлена старой техникой. Повсюду (и за оградой скотного двора) горы металлолома, грязи. Куда только не жаловались пожилые супруги на молодого, но ленивого соседа, даже президенту России, однако все без толку.

В общем, отправились мы в Верх-Падунский. А до нас навозные кучи были объектом не только соседских разборок, но и многочисленных проверок, комиссий, расследований и даже экспертиз со стороны многих ответственных лиц. В их числе милиции (теперь полиции), прокуратуры, Роспотребнадзора, разных администраций и управлений. Из ответов на жалобы Михаила Акимовича тоже собралась целая гора.

Судя по этим ответам, предписания отправлялись и Евгению Александровичу, владельцу большого и запущенного хозяйства. А точнее, бесхозяйства. Это ж надо, сколько людей занимаются одним навозным вопросом. Теперь вот мы, корреспонденты, едем. Наверняка в Верх-Падунском есть более красивые места, чем неухоженное подворье несостоявшегося фермера. И добрососедских отношений среди селян куда больше, чем ссор. Многие до сих пор держат двери домов открытыми. А тут…

А тут все вроде бы хорошо начиналось. Евгений приобрел усадьбу для самых благих намерений. Тем более что дом его как раз напротив этой усадьбы. А потом оформил в аренду землю, прилегающую к ней. Не надо никуда ехать за долгие километры, как горожанам на свои дачные участки. Разводи живность, пополняй семейный бюджет, продолжай крестьянские традиции, прославляй фамилию своим трудолюбием.

Пятнадцать коней было у Евгения. Во-он к тому пруду пить они ходили. Сейчас нет коней. Перегнал их хозяин в другое село. Потому как сам он, Евгений Александрович, стал вахтовиком. Неделю работает в городе, а домой наведывается только на выходные. Из крупнорогатого скота только одна корова осталась. - Нельзя мне без нее. Дети ведь у меня, — волнуясь, говорила нам Елена, жена Евгения. Уж ей-то, без вины виноватой, приезд очередной делегации по «навозному» вопросу точно не в радость.

А грязно жить запретишь?!

Говорят, что красиво жить не запретишь. А грязно жить? Ладно, если бы это было спрятано в своих стенах, за высоким забором. Но в буквальном смысле загаженная усадьба (соток двадцать, не меньше) предстает взору всех. А в нескольких метрах отсюда стоит новая церковь красоты неописуемой. По праздникам и выходным идут туда прихожане, волей-неволей минуя неприглядную окраину. Да еще под лай собак. Они здесь, как мне сказали, не всегда на привязи. Но опять же известно: собаки бывают кусачими только от жизни собачьей.

- А у нас-то жизнь похуже собачьей, — в сердцах говорит Михаил Акимович, тот самый сосед, который и ведет многолетнюю борьбу с Евгением Александровичем.

Усадьба самого Михаила Акимовича ухоженная, опрятная. Но из его окна… М-да, гора навозная видна. Уставшая от ссор своих земляков глава Верх-Падунского сельского поселения Галина Васильевна Губич весной этого года сама договорилась о вывозе залежавшегося навоза. Оплачивал вывоз (10 тысяч рублей) Евгений Александрович. Кроме того, Галина Васильевна в райцентре озвучила буквально следующее: - Кому требуется удобрение, — пожалуйста, приезжайте к нам. Отдадим бесплатно. Желающих почти не было. Верх-Падунский в тридцати километрах от Топок. Дорогим станет удобрение. Да и огороды даже при нынешней затяжной весне уже были засажены.

В общем, незначительно уменьшились навозные завалы. Их еще вывозить и вывозить. Но Евгений Александрович этим не занимается. Он сам уезжает в город на заработки.

И землю жалко…

Я уже говорила, что по жалобам Михаила Акимовича на своего нерадивого соседа в Верх-Падунский приезжало много разных комиссий и ответственных лиц. И вот, не добившись от Евгения Александровича никаких подвижек, чтобы привести в порядок арендованную землю, районная администрация расторгает договор аренды с Евгением Александровичем. Случилось это еще в сентябре прошлого года. Выходит, что земля теперь не принадлежит несостоявшемуся фермеру. Кони, коровы здесь уже не ходят. Убрано сено, которое, по словам соседа Михаила Акимовича, тоже очень мешало. Убрано что-то из старой поломанной техники. Но многое, что портит взор, действительно осталось. А потому Михаил Акимович продолжает сердиться. И поскольку сам сосед Евгений Александрович появляется дома редко, то спрос идет теперь с главы Верх-Падунского сельского поселения Галины Губич.

Но из администрации поселения тоже были и предписания, и рейды с участковым. И участковый не раз составлял протокол об административном наказании.

Уже более десяти лет возглавляет Галина Васильевна Верх-Падунскую территорию. Она, эта территория, большая и по географии, и по населению. А сам поселок утопает в цветах и газонах. В общем, много дел и забот у главы. Но почти все годы руководства Губич вопрос о конфликте двух соседей, считай, не снимается с повесток. И уж сколько раз извинялась Галина Васильевна перед Михаилом Акимовичем за бесхозяйственность и беспечность Евгения Александровича. На последнего не действуют ни уговоры, ни предписания, ни штрафы. В одном из них черным по белому читаем: «Убрать и вывезти с хозяйственного двора на поля (в огороды) навоз. Исключить загрязнение хозяйственного двора и прилегающей территории навозом. Для временного хранения на хозяйственном дворе навоза определить специальную площадку. Хранить навоз в бурте, регулярно очищая площадку при заполнении». Дело оставалось за выполнением, но…

Но, честное слово, не хочется уже мне смотреть на навозные кучи. Тем более что в нескольких метрах от этого неприглядного пейзажа предстает другой, поистине левитановский: тихий пруд, а вокруг хоровод кудрявых берез. Однако Михаил Акимович вновь напоминает: - А рыба-то в этом пруду давно не водится. Столько навозной жижи сюда утекло. Особенно весной, когда вместе со снегом все тает… И вообще, нам уже дышать нечем. Где-то Михаил Акимович преувеличивает. Ведь специальная комиссия проводила анализы: воздух чист. И рыбы в пруду полным-полно. А вода, как опять же анализы показали, чистая.

Где-то можно было бы умудренному жизнью Михаилу Акимовичу помочь соседу. Хотя бы советом. К тому же, как выяснилось, две конфликтующие стороны еще и родственниками являются. Да и вообще мне казалось, селяне более доброжелательны друг к другу. Но здесь словно коса нашла на камень. То есть на навоз…

…А с Евгением Александровичем я, к сожалению, так и не встретилась. Он теперь в Верх-Падунский лишь на выходные приезжает. Пыталась дозвониться. Напрасно. Подумала, что он, узнав от супруги о нашем приезде, пошел трудиться на усадьбу.

Увы, увы… Навоз и ныне там…

Галина Бабанакова. Фото автора. Топкинский район.
Кузбасс  

Рейтинг статьи:: 
Голосов пока нет

comments powered by HyperComments