Человек с новым сердцем

Аватар пользователя Александр

Жителя Топкинского района, которому в январе текущего года была сделана первая в Кузбассе пересадка сердца, выписали домой.

По профессии житель деревни Большой Корчуган Топкинского района Виктор Подземельный – водитель. Точнее сказать, был водителем до того, как начались проблемы со здоровьем. В 2008 году у него случился обширный инфаркт, причем, как выяснилось при детальном обследовании в кардиоцентре, уже повторный. Первый он перенес на ногах, а когда именно, мог лишь предположить, вспоминая свои недомогания последних лет. Теперь лечиться пришлось всерьез. Поэтапно мужчина перенес три стентирования магистральных сосудов (это когда в суженный сосуд вставляется специальная «пружинка», которая расширяет его просвет до нормальных размеров и тем самым восстанавливает кровоток). Но сердце все равно не справлялось.

В августе прошлого года врачи установили Виктору Дмитриевичу кардиостимулятор для нормализации насосной функции сердца. И осторожно предупредили, что со временем эффективность работы прибора объективно снижается. И что для любой операции необходимым является выполнение такого условия, как «оптимальное состояние пациента». То есть проводить ее можно лишь тогда, когда резервы организма до конца не исчерпаны. В противном случае лечение станет «кнутом» для «загнанной лошади»: подстегнуть организм можно, получить эффект – нет…

В кардиоцентре как раз шли активные приготовления к трансплантации сердца. И в октябре Подземельного записали в так называемый лист ожидания пересадки. Сколько каждый конкретный пациент может ожидать, не знает никто. Потому что очереди как таковой в трансплантологии нет. Органы пересаживают не по списку, а при условии максимальной совместимости пары «донор – реципиент». И в этом смысле выбор реципиента непредсказуем.

Лечащий врач-кардиолог позвонил Подземельному в конце января. Сказал, нужно срочно приехать в кардиоцентр.

– Дочери у меня выросли, у внука родители есть. Мама старенькая, так я у нее не единственная опора, нас в семье 11 было. Подумал: чем рискую? Тем, что могу продлить жизнь? – рассказывает Виктор Дмитриевич. – Сердечная недостаточность «неудобна» даже не болями в сердце, хотя это тоже есть. Самое страшное – одышка. Можно лежать на диване, смотреть телевизор – и вдруг начать задыхаться. Или проснуться ночью от того, что стало нечем дышать… В общем, я собрался – и на автобусную остановку. Родственникам сказал, что еду на обследование. О том, что мне операцию сделали, они сами через день узнали, позвонив лечащему врачу. А что операция была пересадкой, уже я им сказал, через неделю мне в реанимации разрешили воспользоваться мобильником…

Когда мужчина после наркоза пришел в себя, первым его ощущением было: больно! Ведь для трансплантации врачам пришлось полностью раскрыть грудную клетку, и это чувствовалось, несмотря на обезболивающие. А неизбежные в реанимации трубки, зонды и провода создавали дополнительные неудобства.… Но очень скоро это ушло на второй план. Главное — появилась давно забытая возможность дышать полной грудью.

Послеоперационный период прошел без осложнений. «С этим сердцем», как говорит сам Виктор Дмитриевич, он стал высыпаться по ночам и день ото дня увеличивать физическую активность. Сегодня уже легко проходит за раз по полкилометра и более (коридоры кардиоцентра специально промаркированы метрами, чтобы пациенты могли точно дозировать разрешенную врачами нагрузку).

Поскольку наблюдаться в кардиоцентре ему предстоит долго, а самый первый год после трансплантации органа в принципе требует пристального внимания медиков, врачи «вживили» ему новый кардиостимулятор. Но не для координации ритма сердца, а для… контроля за общим состоянием. Разумеется, бесплатно. Чтобы купить прибор стоимостью около 800 тысяч рублей, пришлось бы продать не то что дом Подземельного с подворьем – целую улицу Большого Корчугана…

Миниатюрный стимулятор вшит под кожу в районе ключицы и способен отслеживать огромное количество параметров: двигательную активность человека, объем жидкости в его организме, величину заряда собственной батарейки… Все эти данные он выводит на специальное устройство, внешне напоминающее радиотелефон. Он стоял в палате, а в дальнейшем будет стоять у Виктора Дмитриевича дома. С этого передатчика информация поступает на специальный сайт в Интернете, к которому имеют доступ только врачи. Если состояние пациента стабильное, «телефон» раз в неделю отправляет на сайт SMS соответствующего содержания. А в случае сбоя, который даже не произошел еще, а только намечается, срочно посылает сигнал SOS. Чтобы доктора могли связаться с пациентом и либо просто попросить его скорректировать образ жизни, либо пригласить на осмотр и лечение в условиях стационара.

– У меня теперь два дня рождения, – серьезно замечает Виктор Дмитриевич. – Я спрашивал врачей, кто стал моим донором, но они ответили: «Зачем тебе это? Просто живи». Я подумал, и правда. Его гибель – стечение обстоятельств. Выйду из больницы – свечку поставлю за упокой его души. Жить теперь надо за двоих…

– Трансплантацию органов не проводят из прихоти, – подчеркивает главный врач кардиохирургической клиники Кузбасского кардиоцентра Геннадий Владимирович Моисеенков. – Это особый вид лечения, и назначают его лишь тогда, когда все другие методы уже исчерпали себя и не дают результата, продлить работу сердца нельзя ни лекарствами, ни вспомогательными операциями. Успешная пересадка сердца – заслуга не только кардиохирургов. Такие вмешательства относят к разряду мультидисциплинарных, потому что в их подготовке участвуют представители самых разных специальностей: кардиологи, рентгенологи, физиотерапевты, лаборанты… Общий успех зависит от того, насколько грамотно каждый выполнит свою часть работы. Стоит кому-нибудь ошибиться – и по принципу домино рухнет все…

Потребность в пересадках сердца в Кузбассе разными специалистами оценивается по-разному: от 100 до 400 случаев в год. Цифры «плавают», потому что формировать лист ожидания среди своих пациентов кардиоцентр начал только в прошлом году. Прежде такие операции выполнялись только в шести регионах России. И в среднем по стране лист ожидания за год обновляется на 57%. Не потому, что выполняется так много пересадок. Напротив, их слишком мало, тяжелобольные люди просто не успевают дожить… Есть и другая проблема: чтобы донорский орган «подошел» хоть кому-то, список потенциальных реципиентов должен быть как можно более полным.

– Мы провели подготовительную работу с кардиологами всего Кузбасса, объяснили, в каких случаях больных следует направлять в кардиоцентр, – уточняет Моисеенков. – Ведь может быть так, что пересадка сердца пациенту показана, но по состоянию его здоровья – уже невыполнима. Поэтому перед постановкой в лист ожидания все больные проходят у нас комплексное обследование…

В последние годы в здравоохранение вкладываются колоссальные деньги. Годовой бюджет нашего кардиоцентра, например, составляет около одного миллиарда рублей. Цифра поражает, но не дает представления о том, какой прок от этого кузбассовцам.

А вот когда знаешь, что на эти деньги только в прошлом году было выполнено более трех с половиной тысяч операций на сердце, и знаешь человека, которому чужое сердце буквально даровало второй шанс на жизнь, казенная фраза о высокотехнологичной медицинской помощи начинает звучать очень человечно.

Валентина АКИМОВА.

Фото Федора Баранова.

Газета Кузбасс

Рейтинг статьи:: 
Average: 5 (3 votes)
Метки: 

comments powered by HyperComments