9 вопросов о красоте

До финала конкурса красоты «Силуэт – 2011» осталось всего три дня. К своему главному выходу девушки готовились месяц. И всё это время страсти и споры по поводу будущей обладательницы короны не утихали. Слухи, домыслы, «уколы» в адрес соперниц... Так и должно быть? И готовы ли к этому были организаторы конкурса? Об этом мы спросили начальника отдела по делам молодёжи Надежду Валяс.

- Надежда, по каким критериям оцениваются участницы? Как вообще происходит оценка? Как обеспечивается её непредвзятость, объективность?

- Выбор спонсорского жюри – только на их совести. Некоторые спонсоры просто передают подарки и говорят: отдайте той девочке, которая будет на ваш взгляд самая красивая. А я все эти подарки отдаю всему спонсорскому жюри, и они сами решают, кому их вручить.

В спонсорском жюри есть председатель и коллегия. Так же, как и в жюри имени 8 Марта, состоящем из бывших участниц конкурса. Девчонки были сами в этой шкуре. Некоторые бывшие «красавицы», когда приходят на конкурс, говорят: «Ой, мы были лучше...». У них есть свое мнение, и это тоже на их совести. Я никогда не вмешиваюсь, не предлагаю какую-то корректировку голосов. Это ведь конкурс, и победить должен лучший.

А объективность мнения жюри профессионального обеспечивается тем, что в его составе - люди незаинтересованные. Мы приглашаем людей не из Топок, которые не знают девочек, не знают известные в городе фамилии. Они приезжают, впервые видят конкурсанток на сцене и оценивают то, что видят. Вот поэтому они объективны.

- Кто в составе конкурсного жюри?

- Директор одного из старейших в Кузбассе модельного агентства «Элит-класс» Оксана Карымова, художественный руководитель образцового коллектива эстрадно-спортивного танца «Грация» Наталья Рогожникова фотограф конкурсов красоты «Силуэт» 2010 и 2011 годов Ольга Горланова, участница конкурсов красоты «Сударыня» и «Краса Кузбасса» 2003 года Кристина Вербицкая.

Для меня как для организатора важно, чтобы свободное время девчонок было занято чем-то полезным, чтобы развить в участницах какие-то творческие способности, и чтобы люди, которые придут на это шоу, получили эстетическое наслаждение. Поэтому говорить о том, что подкупили кого-то, не имеет смысла.

- Кто в составе спонсорского жюри этого года? Есть ли среди них родители, родственники конкурсанток?

- Своё участие в конкурсе подтвердили представители компаний «Орифлейм» и «Фаберлик», кафе-клуб «Палитра», Топкинское отделение партии «Единая Россия», индивидуальные предприниматели Лариса Нестерова, Яна Пудрик, МАУ «Физкультурно-оздоровительный комплекс», ОАО «Топкинский хлебокомбинат», Топкинское потребительское общество, газета «Провинция», Топкинский городской сайт.

Спонсорских номинаций – не меньше, чем участниц. У нас сейчас 12 лент и ещё три – ленты для победительницы конкурса и первой и второй вице-мисс. Таким образом, не исключен вариант, когда одна и та же участница завоюет несколько лент. То есть одна и та же девочка может стать вице-мисс и, например, «Мисс вдохновение».

Ни родственников, ни родителей конкурсанток, ни даже предприятий, где работают их родители, в составе спонсорского жюри нет. Это требование «этического кодекса» конкурса.

- Были ли случаи обвинения организаторов и жюри в необъективности оценок и взятках?

- Слава богу, родители нас не обвиняют в предвзятости. Всё-таки люди взрослые. Но со стороны девчонок, болельщиков такое бывает. Вообще слухов, даже на сайте, мы прослеживаем предостаточно.

Мне это, конечно, обидно, потому что лично я достаточно много делаю для того, чтобы конкурс свершился, начиная от кастинга и заканчивая награждением спонсорским жюри.

- Каковы физические параметры участниц конкурса 2011 года? Есть ли исключения из установленных положением правил?

- Требования обусловлены, в первую очередь, эстетическим наслаждением. Девочка не должна быть слишком маленькая. Но в принципе, у нас конкурс красоты. Это у модели есть стандарты определенные, рост, параметры. А наши девочки просто должны быть красивы, но у каждого своё понятие о красоте, для каждой она - самая красивая.

Ну, естественно, девочка должна проживать в Топкинском районе. Ведь каждой участнице хочется победить, а не-топкинцам не хочется отдавать корону.

- Опыт прошлых лет чему-то Вас научил?

- Безусловно. Даже в этом году он нас уже научил, и некоторые моменты к следующему конкурсу мы изменим, по-другому организуем нашу работу.

Например, если в прошлом году девочки могли приводить своих парикмахера и визажиста, то в этом году у всех - одни условия. Все пользуются услугами только нашего парикмахера и нашего визажиста.

В следующем году обязательно в первую очередь будем собирать родителей, подробно им всё объяснять. Потому что, несмотря на то, что мы с ними заключаем соглашение как с законными представителями, сейчас идут звонки. Я понимаю, что по мере приближения финала возникает много вопросов. Но когда идет подготовка – это очень мешает. Может быть, было бы меньше вопросов, если бы я сразу родителям всё рассказала, провела бы что-то вроде собрания. Но это опыт. В следующем году будет по-другому.

- Вы упомянули об этическом кодексе для организаторов конкурса. А существует ли такой для конкурсанток? Есть ли в нём необходимость?

- Для девочек нет этического кодекса. Но мы с педагогом по дефиле очень часто их отчитываем за поведение. Потому что даже в атмосфере соперничества нужно оставаться девушкой. Нужно оставаться человеком в любом случае. Потому что конкурс пройдёт, а жизнь будет продолжаться.

Потом посмотришь на всё это – всё, что они делали, - гадости друг другу или говорили друг о друге неприятные вещи - и будет либо просто смешно, либо стыдно.

У нас была девочка на одном из конкурсов 2003 или 2004 года. На тот момент она была такая неказистая, с типичной внешностью. А сейчас она пошла в модельный бизнес. Ездит по всей России. Сейчас у нее шикарные фотографии. Смотрят на неё бывшие соперницы и завидуют. И даже я по-хорошему ей завидую. Что она смогла это сделать, этого добиться.

А на том конкурсе на нее смотрели, как на гадкого утёнка. Прошел конкурс, а «гадкий утёнок» расцвёл.

Так что конкурс для очень многих девочек – это очень большая ступень к каким-то своим достижениям. Конкурс дает и уверенность, и некую популярность. «О, эта девчонка участвовала в конкурсе красоты!..». Тем более, город у нас маленький.

- Каковы обычно взаимоотношения участниц конкурса? Как они развиваются по мере приближения финала: становятся напряжённее или наоборот? А после финала?

- Когда я изначально, на кастинге с девочками разговаривала, я говорила о конечном результате. Потому что в свое время я сначала была ведущей конкурса, я видела разные взаимоотношения. Сейчас я уже второй год организатор конкурса.

Девочки, вроде бы, дружат, но в то же время дух соперничества есть. Мы ведь занимаемся с ними, дефиле у них три раза в неделю, и три раза в неделю они встречаются. Смотрят друг на друга и уже видят: «Так, я, например, лучше одной, вот эта плохо ходит...». Сравнивают. Но ведь сравнивают они себя только субъективно. И поэтому после конкурса, после награждения всегда слёзы. Всегда. Потому что девочки ожидают одного, а получается другое – в большинстве случаев.

Явной какой-то агрессии, борьбы нет, но дух соперничества есть. Я думаю, что это хорошо.

- Что делать девушке, против которой «дружат» соперницы?

- Не обращать внимания. От этого девушка становится только сильнее. Потому что, если она действительно красива, то ей всю жизнь будут завидовать. К этому нужно привыкнуть.

Хотелось бы, чтобы участницы в первую очередь оставались девушками – юными и такими... кристальными. И чтобы уважали друг друга. Это вообще самое главное – уважение.

Рейтинг статьи:: 
Голосов пока нет
Метки: 

comments powered by HyperComments